Журнал ® JOURNAL

Слово от редактораВзлётная полосаКлассики о классикеЛаборатория творечества

Маленькие секреты большой отрасли

Настроение

С миру по нитке

Я - зычество 

МОРСКОЙ  ГРЕБЕШОК ОТКРЫВАЕТ СТВОРКИ

Интервью с Иваном Ефимкиным, управляющим компании «Ковда»

 

Пигмалион:

- Где обитает, и как попадает к нам морской гребешок?

 

Иван Ефимкин:

- На сегодняшний день мы добываем гребешок в Баренцевом и Белом море, это происходит зимой и в летне-осенний период.

Уникальность этого промысла заключается в том, что в России остался всего один рыбоперерабатывающий завод, который делает эту работу в море. На  производстве заняты исключительно женщины, потому что только их иммунитет способен справиться с аллергеном, который выделяется при вскрытии гребешка. Створка открывается под воздействием пара, когда соляной раствор нагревается до температуры 89-93 градуса.

Гребешок – это моллюск с мускулом внутри раковины.

 

Пигмалион:

- Сколько лет живёт гребешок?

 

Иван Ефимкин:

- Семнадцать лет, до промыслового размера доходит в тринадцать.  

Особенности продукта заключаются в том, что гребешок больше всего содержит чистого белка, это сильный афродизиак – биостимулятор, полезный  для мужчин. Высокое содержание йода и цинка делают его очень полезным для организма.

Добыча, система отслеживания и контроля над уловом и общим запасом требует дополнительных затрат. Выполняем эту работу мы, совместно с Научно-исследовательским институтом. В этом, наверное, мы - единственные, кто делает анализ на наличие биотоксинов в продукте. Это очень важно, потому что морской гребешок питается как планктоном, так и «красными течениями», то есть водорослями, которые являются основным переносчиком радиации. Мониторинг даёт возможность отслеживать безопасность продукта для употребления в пищу человеком. Если в Европе это - общепринятая практика, и ранее мы образцы отправляли в Германию, то в России только недавно появилась лаборатория, которая способна выполнять такую работу. Для исследований измеряем квадрат промысла, и в каждом ежедневно берём пробу определённого размера, формируем банк данных и отправляем в лабораторию.

Пигмалион:

- Вкус гребешка будет разниться, в зависимости от его возраста?

 

Иван Ефимкин:

- Да, конечно, как и любое мясо. Когда вы покупаете телятину, она нежнее.

Гребешок меняет свою консистенцию до и после нереста. Перед нерестом он более рыхлый, потому что икра берет на себя основную массу, больше чем вес самого моллюска.

После нереста продукт получается плотнее, а вкус - слаще.

 

Пигмалион:

- Гребешки воспроизводятся в дикой среде?

Иван Ефимкин:

- Да. В любом случае нужно контролировать промысел и популяцию, нельзя использовать биоресурсы варварским путём.

Наш пароход – это трактор, мы выкидываем драгу в море, собираем моллюски, поднимаем и перерабатываем.  Воспроизводство происходит в период цветения, когда гребешок выпускает маленькие икриночки в открытую воду, которые оседают на дне или водорослях, благодаря чему образуются поселения. Сама их икра, она меньше икры летучей рыбы, микроскопические частицы. Растут они естественным образом, как обычный моллюск.  Часть погибает, что-то съедается морскими обитателями. Возраст гребешка определяется по кольцам на раковине. Допустимые размеры для промысла – не меньше 8 см.

 

Пигмалион:

- Как возник интерес, и почему Вы решили заняться именно этим бизнесом?

 

Иван Ефимкин:

- Гребешковый промысел в европейской части страны появился в1992 году.

В Мурманске базировалась крупная транспортная компания, которая в то время приобрела два норвежских «гребешколова».

После реорганизации предприятия в 2006 году, мы решили  сосредоточиться на этом направлении. Посчитали его уникальным. Отсутствие конкуренции тоже сделало свое дело.

Именно судно, построенное как гребешеолов, отличается принципом добычи и переработки. Уникальность состоит ещё в том, что в  России остался всего один такой пароход, называется он, как и компания «Ковда». Мы работаем драгой, это такая полусфера с обычной кольчугой, продукцию снимаем со дна.

 

Пигмалион:

- Как глубоко находится Ваша «продукция»?

 

Иван Ефимкин:

- На глубине от 40 до 80 метров. Свыше 150 метров скопление гребешка практически «нулевое».

 

Пигмалион:

- Есть у Вас конкуренты в естественной среде?

 

Иван Ефимкин:

- Крабы! Щёлкают их как орешки. Недавно для нас стало открытием, что гребешок мигрирует, мы думали, что это осёдлый вид. Поселение за год может сместиться на километр, наверное.

 

Пигмалион:

- Гребешок хорош для еды в какое время?

 

Иван Ефимкин:

- И в обед, и ужин – в любое время! Пять штук достаточно, чтобы надолго оказаться сытым. Основной регион потребления – Франция. Едят его там и в сыром виде, используя в качестве антисептика лимон.

 

Пигмалион:

- Французы как его называют?

 

Иван Ефимкин:

- Сан Жак.

 

Пигмалион:

- Дорого  питаться гребешками?

 

Иван Ефимкин:

- Промысел затратный, на сегодняшний день один килограмм филе стоит 1600 рублей.

По весу, в килограмме - 12 естественных тарелочек.

 

Пигмалион:

- Что для Вас самое важное в работе?

 

Иван Ефимкин:

- Сделать продукт доступным для российского потребителя. Двадцать лет его  у нас покупают в Европе, Америке. Последние пять лет мы тратим на то, чтобы продавать морской гребешок  в нашей стране. Биоресурсы принадлежат народу, поэтому и потреблять их должны именно мы, а не только европейцы.

В данном промысле есть и проблемные стороны. К сожалению, государство сократило финансирование науки. Для исследования  поселений и влияния промысла вынуждены сами снаряжать научный рейс и смотреть, сколько появилось «девочек», «мальчиков», ювентусов.

 

Пигмалион:

- Кого же больше?

 

Иван Ефимкин:

- Последние данные показали примерно одинаковое количество. Такая популяция радует. Различить их можно только по внутренней икре, она есть у тех, и у других.

У «мальчиков» она бледно-кремового цвета, у «девочек» – ярко-оранжевая.

 

Пигмалион:

- Для описания гребешка, какие подобрали бы краски и определения?

 

Иван Ефимкин:

- Я бы использовал оранжевый цвет. Он уникальный. Хотя цвет гребешка кремовый, но изредка встречаются оранжевые «альбиносы». Гребешок обладает огромным терпением, потому что растёт долго.

Даже отходы его очень полезны, хотя и составляют 90 %. После переработки ракушек получается порошок с очень высоким содержанием кальция, который усваивается на 75% больше, чем среди мировых аналогов.

Из мантии, одного из внутренних органов моллюска, вырабатывается средство, которое усиливает естественный иммунитет. Этот проект мы планируем развивать для нужд медицины и животноводства совместно с компанией «Гипрорыбфлот» в Санкт-Петербурге, где есть современная лаборатория.

 

Пигмалион:

- Самый любимый рецепт?

 

Иван Ефимкин:

- Очень простой. Я люблю гриль на углях. Очень люблю готовить его на оливковом масле, ракушку использовать как тарелочку, положив её на решётку. Предварительно надо нарезать зелёный лук - слайсами, перевернуть обжаренный «пятачок» на другую сторону, посыпать луком. Окунуть его в подготовленную заранее смесь перца и крупной соли, а если туда ещё влить сок лайма, и окунуть туда гребешок с лучком, и съесть!..

Поэтому  один из наших проектов – запустить на рынок продукт для барбекю, чтобы можно было легко самому приготовить морской гребешок.

 

 

© Текст, Пигмалион, 2017

 

 

 

 

 

НАСЛЕДНИК НОРВЕЖСКИХ КРАСОК *

 

 

 

- Молодцы норвежцы, не испугались… - сказал водитель Николай, поворачивая в извилистую узкую улочку при въезде в Царское Село, и конец фразы прозвучал невнятно.

 

Путь лежал на открытие в Ленинградской области производственных мощностей норвежского лакокрасочного предприятия.

 

Как делают краску?

 

И ту, в которую мы окунаем кисть, желая обновить подоконник в квартире.

И ту, что ложится на борт корабля, вернее, на его днище, реально бороздящее просторы океана, не на картинке.

И ту, что придаёт блеск и насыщенность кухонной панели вновь приобретённого гарнитура.

Как?

 

Пигмент, связующие, наполнители.

 

Кстати, для морских работ в неё добавляют медь, поэтому всё, что уходит под воду у корабля, обычно красного цвета – «как медь».

Когда-то, довольно давно, один молодой норвежский моряк, ходивший в море на китобойном судне мимо ледяных торосов родной страны, при приближении царапающих до глубоких шрамов борт, задумался совсем об ином промысле, чем предлагала рыбацкая жизнь.

Так, в 1926 году на свет появилось предприятие, ныне занимающее 9 место в мире по выпуску промышленных красок.

Название – Jotun относит к скандинавским богам, а брендом стал весёлый неугомонный пингвин, воплотивший весь набор ценностей корпорации: уважение к соплеменникам, взаимовыручку, тесную семейственность и дружбу детей и родителей, любопытство ко всему новому.

 

Поэтому обращение господина Ода Гледтиша-младшего, правнука основателя фирмы, председателя совета директоров Jotun с приветствием к собравшимся:

 

- Братья Пингвины! – не прозвучало удивительным.

 

Более того, на тёмно-синем морском, широком президентском галстуке не по-норвежски загорелого бизнесмена белые симпатичные пляшущие пингвинчики выглядели вполне уместно.

Уникальной была возможность задать несколько вопросов столь редкому гостю.

 

- Краской Вашей компании покрыта Эйфелева башня в Париже. Какое здание или сооружение Вам бы хотелось выкрасить в Санкт-Петербурге?

 

Господин Гледтиш сощурился, как бы вглядываясь в неразличимое пространство, - Петербург он посетил всего во второй раз, - и, будто перебирая мелькающий калейдоскопвпечатлений, … сказал:

 

- Какой-нибудь театр!

 

Какого цвета здания каких театров в нашем городе, и какому именно из них он оказал бы предпочтение?

Но раздумывать над этим особо некогда, времени на интервью катастрофически мало:

 

- На сайте Вашей компании много роликов,

где женщины со свежим маникюром, и в хорошей одежде красят старые столики и другие предметы интерьера, не используя перчаток и респираторов. Краски от Jotun так экологичны, что не требуют никаких средств защиты?

 

Он сурово покачал головой:

 

- Это относится к декоративным краскам,

на водной основе. Те технические краски, которые мы производим здесь, требуют соблюдения очень высокого уровня безопасности. Вы ходили на экскурсию по заводу?

 

Да, экскурсия была… очень необычной.

 

 

*От редакции: Печатается в сокращении.

Полный текст  © "Наследник норвежских красок" будет опубликован в новом номере журнала "Пигмалион".

 

 

 

 

…они поднимались по трапу, а камера щёлкала, щёлкала и щёлкала их лица.

Бездыханное существо – снимала эмоции, цвет глаз, проскользнувшую улыбку.

 

- Вы знаете, чем отличаются чувства и эмоции?

Такой вопрос прозвучал на лекции о музыке.

Ещё один шаг, и та невская земля, которую они покинули пять дней назад, примет их обратно.

Но вот те ли они, какими туда отправлялись?

Чтобы рассказать о Форсайте, нужно перелопатить тучу методичек, сопоставляя незнакомые слова с их русским смысловым значением, и, в сущности, ничего не узнать.

 

Форсайт нужно видеть, а лучше всего – участвовать.

Это засасывает, как прыжки с парашютом, или бег на лыжах по горным склонам.

Правда, есть опасность.

Можно сломаться.

Можно ничего не понять.

На это есть модератор.

Его опыт, смех, внимательные глаза и – палочка-указалочка.

Он - не учитель, регулировщик пути.

 


Путь – трек.

Их было девять.

По какому пойти?

Можно заглянуть на «Фабрику будущего».

И, вероятнее всего, это будет правильный выбор.

Не первый пройденный форсайт даёт им уверенность создавать проекты, которые станут выигрышными.

Можно объединиться с «Пространственным развитием Санкт-Петербургской агломерации в условиях нового технологического уклада».

И за длинным названием узреть маленькие петербургские дворики, заросшие тихой травой и ромашками у позеленевших от времени стен. Каким будет город будущего?

А можно щелкнуть пальцами у виска и подумать, что вместо трёх телефонов, смартфонов и ноутбуков самого карманного формата, лучше всего иметь бы цифровой определитель качества продуктов, их силы воздействия и пользы для твоего организма.

 

Зал «Свирь».

Река Свирь.

Широкая, будто северное холодное море.

Мельницы, широкие тяжёлые дома.

Экскурсовод, за лёгкостью фраз скрывающий тяжёлый багаж многого знания.

Это – Мандроги.

Место высадки форсайта на берег.

Ещё лёгкого, не обременённого думами, и весёлого.

Сейчас модераторы объединят их в очередные команды, предложат связать ноги, чтобы коллективно переступать через неустойчивую рейку.

Или дадут в руки кисточки, чтобы повторить сообща пронзительные синие глаза сиамского кота, написанного под Ван Гога.

Заставят гонять по полю, выбивая с квадрата земли соперников.

Форсайт – это планирование будущего.

 

Но не на бумаге или в голове, а с помощью определённых разработанных технологий.

В кратком своём формате - Rapid Foresight.

Но как бы краток он не был, не менее трёх суток, не менее шести часов на сессию надо потратить, чтобы коллективно наметить маршрут.

 


Пожалуй,  трек «Культура. Медиа. Туризм» был самым живым и обширным, и нередко заседал на солнечной палубе корабля.

Их лидер Денис Котов, основатель сети книжных магазинов «Буквоед», пригласил принять участие в мероприятии разных деятелей культуры и искусства.

Вечерняя лекция «О музыке, и не только» прозвучала в исполнении Бориса Березовского, президента Филармонического общества Санкт-Петербурга.

Всё то, что наполняло жизнь, растягивало губы в безудержную улыбку, заставляло глаз безошибочно схватывать талант по тому, как изогнута кисть руки пианиста, нашло у него своё определение:

- Гений – это, когда руки делают то, что хочет слышать ухо.

Чтобы проводить желаемые концерты и приглашать лучших музыкантов, необходимо постоянное финансовое обеспечение и грамотное продюсирование.

- Деньги – кровь жизни, без них ничего существенного не сделаешь, - заявил профессор музыки аудитории, которая понимала это, пожалуй, как никто хорошо.

В нашем городе существует уникальная площадка, объективно лучшая в мире – это Малый зал Филармонии. Я видел, как расширялись глаза зарубежных музыкантов, когда они слышали феноменальный звук. Нет места, где бы он «проваливался», ни единого!

И добавил:

- Музыка – единственное лекарство, способное вылечить душу при любых обстоятельствах…

 

- Давайте представим, что будет, если ничего не делать? – предлагает модератор Никита Столыпин участникам трека «Новая экономика».

Те удивляются: как это?

А вот так – ничего. Не делать.

И такой же вопрос задают модераторы остальных треков остальным участникам.

Все работают по одной методике.

Главный конструктор «Форсайт-Флота 2017» Андрей Колесников собран и мобилен:

- Больше всего я благодарен своей команде – их ответственности, сплочённости, работоспособности.

 

На глазах выправлялись линии треков.

Порой весьма неожиданно, как город безработных и «человейников», отсталых технологий и снятой с мировой повестки «культурной столицы», разрушенных коммуникаций и похищенных личных и корпоративных данных…

Пока на бумаге.

Но всё можно изменить.

Надо только подумать, и сообща решить.

Каким будет: «Санкт-Петербург и агломерация 2035: образ будущего в эпоху цифровой трансформации»?

 

- Сегодня будет «вертушка», - сообщил главный конструктор.

И объяснил, что каждая группа должна выделить двоих делегатов, которые пройдут по кругу, представляя остальным свои проекты.

10 минут на презентацию, 5 - на вопросы, 5 – на обратную связь.

Пошли!

Минуточку внимания…

Проект нужно будет презентовать «горожанам», «власти» и «бизнесу».

Какие слова подобрать для каждой аудитории?

Время!..

 

Трек «Будущее финансов» изначально не имел своего лидера.

А проект группа создала привлекательный для всех.

Представьте: «Город акционеров»!

Где каждый может иметь право не только на любовь к этим низким небесам и длинной линии зданий, но и на своё вложение в благоустройство и благополучие, как деньгами, так и личными силами.

 

- Смотрите, лось плывёт!

Перебирает сохатый ногами под невской водой, видны только широкие ноздри и лопасти ушей, держит курс на берег.

А у треков свои берега – каждый должен выдать проекты, годные к реализации.

Ограничений нет.

Есть требования – у проекта обязательно должны быть сторонники.

У каждого не менее трёх, не считая того, кто его предложил.

И опять закипела работа.

Последний решающий день.

 

И вот Форсайт уже позади.

Гуднув трубой, отправляется теплоход в новое плаванье.

И один из членов экипажа на прощание с грустью сказал:

- Не скоро у нас ещё будут такие туристы, как ваша компания.

© Текст, Пигмалион 2017

© Фото: «Клуб лидеров» в Санкт-Петербурге и Ленобласти

© Фото: Пигмалион, 2017

 

 

 

Comments are closed.