Отдел искусства

©Татьяна Волынкина, текст, 2017

 

© КТО ГЛАДИЛ ФЕЛИКСУ РУБАШКУ?

 

 

- Говоря сегодняшним языком, это были «умные шкафы», - рассказывает Наталия Ивановна Панкрашкина, заместитель директора по развитию и учетно-хранительской работе Юсуповского дворца на Мойке, 94 в Санкт-Петербурге. – На боковых досках были сделаны насечки с небольшими интервалами, позволяющие регулировать нужную высоту полок, и укладывать на них тяжёлые стопы выглаженного белья. Если же требовалось развесить одежду, то полки убирались вниз, а сверху разворачивались веером «плечики» и удобно размещались отутюженные платья.

 

 

Сто лет назад…

Зим, вёсен, дождей, снегов и сладкого цветения лип.

 

Как затаённая каморка принцессы из сказки, где она нашла опасное веретено и уколола нежный палец, гладильная комната тихо спала целый век.

Никого не интересовала она как место встреч и знакомств, проведения банкетов и праздников, лекций и театральных постановок.

Сквозь запылённые окна солнце каждое утро будило свою любимицу, потому что та находилась ближе всего к нему, почти под самой крышей дома, но она не просыпалась.

 

Бу-бум! – однажды треснули закосневшие ставни, шумно посыпались штукатурка и отслоившаяся краска. Старинные латунные задвижки, покрытые потемневшей патиной, попытались вырваться из плена, но им это не удалось.

Реставраторы освободили от мусора и многослойных старых покрытий оконные заполнения, вернули механизмам скользящую радость движения и блеск первородного материала, и гладильная комната… очнулась от столетнего забытья.

Ведь жила она во дворце – над Гобеленовой гостиной, в здании с великолепным Белоколонным залом, шикарной Дубовой столовой и изысканной Мавританской гостиной – которые тоже пережили второе реставрационное рождение, как администрация музея сообщила журналистам, и были явно выигрышнее по описанию восточного колорита и европейской холёной роскоши.

 

Почему же главное внимание захотелось уделить скромному невысокому помещению, - баскетболист бы упёрся затылком в потолок, - больше похожему на медицинскую раздевалку – плотно закрытые дверцы голубовато-белых стенных шкафов, каждый со своим номером.

 

Длинный просторный стол, на котором самый плодовитый архитектор мог бы раскинуть рулоны своих чертежей. Уставленный коллекцией старинных утюгов – высоких, с узорчатыми чугунными стенками, и деревянными резными рукоятками.

 

Когда-то горячих, шипящих и очень опасных для несведущих в гладильном мастерстве. Как нанести ожог себе, так и повредить тончайшие драгоценные ткани из ткацких мануфактур мира, венецианские бархаты и дамасские шелка стоимостью - состояние, а их было немало в одном из самых богатых домов столицы Российской империи.

Зингеровская швейная машинка с прижатым под лапкой белым полотном – здесь проводили и мелкую починку большого домового облачения. Столовое и постельное бельё, портьеры и скатерти, мебельные чехлы и обеденные салфетки – прежде, чем гордо во всей чистоте и блеске явиться во дворец, все проходили через Гладильную комнату.

 

Ныне тем, кто желает похудеть, рекомендуют… гладить!

Поднять сотни раз тяжёлый утюг, а весили чугунные конструкции с насыпанными внутрь углями иной раз от двух до четырёх килограммов, какие гантели и фитнесс сравнятся с такой физзарядкой?

А подготовить наряды к балу?

Все эти многослойные нижние юбки, кринолины, турнюры, кружева и шлейфы…

Но ведь были не только женские, но и мужские мундиры, сюртуки и фраки, шерсть и сукно, тончайший батист сорочек – всё это требовало своего ухода.

Короче, Гладильная комната сравниться по температуре накала бытовой жизни могла лишь разве с кухней. Как, впрочем, и по необходимости в доме.

 

Заходила ли сюда Зинаида Николаевна, чей гардероб был завистью всех модниц Петербурга?

 

Забегали ли, дурачась и играя, влюблённые Феликс и Ирина? Ведь спрятаться в глубоком створе бельевого шкафа было так легко!

Гладильная комната молчит.

Хранители тоже не знают ответа.

 

Но то, что, оказавшись в парижской эмиграции, князь и княгиня Юсуповы открыли в столице Франции Модный Дом IRFE, заложив в название собственные имена, - Irina и Felix, - где при пошиве моделей одежды без гладильной доски и утюга не обойтись, говорит о том, что это место, скрытое в кулуарах дворца, было им хорошо знакомо.

 

Гладильная комната…

Музейный экспонат.

Сверхузкие плоские дамские перчатки с кнопками на запястье, и распялки для них, кружево винтажной ночной сорочки в пол на болванке манекена, и… воспоминания.

Которые она хранит.

Так тихо-тихо, как сон.

 

Санкт-Петербург, 01 сентября 2017 года

Comments are closed.